• Главная
  • Полезное
  • Статьи, обзоры
  • Кто выиграет, а кто проиграет от вступления 1 октября 2015 года в силу нового закона о банкротстве физлиц

Обзор судебной практики по налоговым спорам за июнь 2015 года

Президент РФ внес поправки в порядок проведения симметричных корректировок налоговой базы. Федеральный закон № 150-ФЗ от 08.06.2015 предоставляет стороне сделки право осуществлять симметричные корректировки в случае, если корректировка сумм налогов произведена налогоплательщиком самостоятельно. Таким образом, законодателем был расширен перечень оснований осуществления симметричных корректировок в целях улучшения положения налогоплательщиков. 

 

Плательщик ЕНВД вправе не учитывать неиспользуемые в предпринимательской деятельности объекты

Арбитражный суд Волго-Вятского округа признал, что при прекращении деятельности в спорном объекте торговли имеет место не изменение величины физического показателя (площади торгового места), а прекращение деятельности в сфере розничной торговли через указанный объект торговли. В Постановлении № А31-7936/2014 от 29.06.2015 суд отметил, что налоговой базой признается величина вмененного дохода. Данная величина рассчитывается как произведение базовой доходности по определенному виду предпринимательской деятельности и величины физического показателя, характеризующего данный вид деятельности. Сущность налогового режима ЕНВД предполагает учет при определении величины физического показателя только того имущества, которое способно приносить налогоплательщику доход. При этом данное имущество должно непосредственно участвовать в облагаемой единым налогом на вмененный доход предпринимательской деятельности. Размер дохода за квартал, в течение которого произведено снятие налогоплательщика с учета, рассчитывается с первого дня периода до даты снятия с учета в налоговом органе.

В случае, если постановка организации или предпринимателя на учет в налоговом органе в качестве налогоплательщика единого налога или их снятие с указанного учета произведены не с первого дня календарного месяца, размер вмененного дохода за данный месяц рассчитывается исходя из фактического количества дней осуществления предпринимательской деятельности. Как видно из материалов дела, предприниматель, не прекращая своей деятельности, облагаемой ЕНВД, прекратил работу в одном из двух принадлежащих ему объектов розничной торговли. Таким образом, в рассматриваемом случае имеет место прекращение деятельности в сфере розничной торговли через указанный объект. Прекращение деятельности по одному из объектов розничной торговли, в данном случае, по правовым последствиям в целях налогообложения, допустимо приравнивать к снятию с учета в налоговом органе в качестве плательщика единого налога на вмененный доход. Это объясняется тем, что как в том, так и другом случае утрачивается сущность системы налогообложения ЕНВД, которая предполагает учет при определении величины физического показателя только того имущества, которое способно приносить налогоплательщику доход.

Налогоплательщик несет ответственность за достоверность выставляемых контрагентами документов

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа признал, что приняв документы от контрагентов, содержащие недостоверную информацию, общество взяло на себя риск негативных последствий в виде невозможности применить налоговую выгоду по документам, не соответствующим требованиям норм НК РФ и содержащим недостоверную информацию. В Постановлении № А27-20001/2014 от 30.06.2015 суд разъяснил, что основанием для вычета по НДС является целая совокупность наступивших обстоятельств. К таким обстоятельствам оносится: приобретение налогоплательщиком товара для использования в облагаемых операциях, отражение их в документах учета у налогоплательщика-покупателя и наличие надлежащим образом оформленного счета-фактуры. Таким образом, само по себе представление налогоплательщиком в налоговый орган надлежащим образом оформленных документов в целях получения налоговой выгоды не является основанием для ее получения. Вычет не может быть произведен, если налоговым органом будут установлены обстоятельства и представлена совокупность доказательств, свидетельствующих об отсутствии реальности хозяйственных операций.

Поскольку обществом не представлено доказательств проведения экспертизы документов с нарушением требований действующего законодательства, суды правомерно признали заключение эксперта доказательством, соответствующим критериям относимости и допустимости. Доводы общества о реальности хозяйственных операций со спорными контрагентами, проявление должной степени осмотрительности и осторожности при выборе названных контрагентов были предметом рассмотрения арбитражных судов и получили надлежащую оценку. Суды правильно указали, что получение учредительных документов контрагента и выписки из ЕГРЮЛ само по себе не свидетельствует о проявлении налогоплательщиком должной осмотрительности. Совершенные обществом в данном случае действия являются необходимым, но не достаточным условием для вывода о проявлении налогоплательщиком должной осмотрительности. Так, при указанных взаимоотношениях с контрагентами обществом должны были быть приведены и доводы в обоснование выбора спорных контрагентов. При этом получение налоговых вычетов на основании недостоверных документов налоговым законодательством не предусмотрено.

Приостановление проверки не прекращает контрольных мероприятий

К такому выводу пришел Арбитражный суд Московского округа, признав несостоятельным довод о неправомерном направлении поручений об истребовании документов и повесток о вызове свидетелей в период приостановления налоговой проверки. В Постановлении № А40-117605/14 от 30.06.2015 суд указал, что проведение мероприятий налогового контроля в период приостановления выездной налоговой проверки не противоречит налоговому законодательству. Само по себе истребование документов и проведение допросов в ходе приостановления проверки при условии отсутствия нарушений прав налогоплательщика на ознакомление с материалами и возможность оспаривания, не может свидетельствовать о незаконности действий налогового органа. Также не является нарушением и использование в ходе проверки доказательств, имевшихся у налогового органа до ее назначения. Как установлено судами, налоговая проверка неоднократно приостанавливалась. При этом в периоды приостановления проверки налоговым органом направлялись запросы в налоговые органы по месту нахождения контрагентов общества, другие органы и организации, в том числе банки. Также инспекцией опрашивались свидетели и истребовались документы, необходимые для осуществления налогового контроля.

Вместе с тем в периоды приостановления проверки не допускалось осуществление проверочных мероприятий на территории налогоплательщика. Все допросы сотрудников общества проводились по месту нахождения налоговых органов. Обществу по его просьбе продлевался срок представления документов. При этом общество не оспаривало требования о предоставлении документов. С результатами встречных проверок контрагентов, ответами на запросы, в том числе направленные и полученные после составления справки о ее завершении, общество было ознакомлено и имело возможность заявить свои возражения. Также налоговым органом проводились дополнительные мероприятия налогового контроля. Результаты проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля предъявлены налогоплательщику для ознакомления и рассмотрены до принятия решения. Установив, что обществу были обеспечены условия для надлежащей защиты своих интересов, суды не усмотрели оснований для признания незаконными действий налогового органа.

Налогоплательщик обязан обосновать выбор своих контрагентов

Об этом заявил Арбитражный суд Западно-Сибирского округа, признав, что для получения налоговой выгоды недостаточно лишь представления всех предусмотренных законом документов. Для получения вычета необходимо, чтобы перечисленные документы отвечали критерию достоверности, полноты и непротиворечивости, а действия налогоплательщика критерию экономической обоснованности и осмотрительности. В Постановлении № А27-16716/2014 от 29.06.2015 суд указал, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. Между тем, если инспекция доказала необоснованность и согласованность действий плательщика и его контрагентов, плательщик обязан обосновать выбор своих контрагентов по сделкам. Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике-покупателе товаров. Это объясняется тем, что именно плательщик выступает субъектом, заявляющим при исчислении итоговых сумм НДС, подлежащих уплате в бюджет, налоговые вычеты.

Обществом в опровержение доказательств инспекции не приведено доводов в обоснование выбора контрагента. По условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента. Также оценивается риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта. Доказательств того, что обществом были истребованы от контрагента какие-либо документы, в том числе подтверждающие подписи на первичных документах, в материалы дела не представлены. Судебные инстанции пришли к выводу о доказанности налоговым органом факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Поскольку представленные обществом документы в обоснование права на применение налоговых вычетов содержат недостоверные сведения и заявителем не проявлена должная осмотрительность при выборе контрагента, он лишается права на вычет.

Амортизация начинает начисляться с момента ввода объекта в эксплуатацию

На данное обстоятельство обратил внимание Арбитражный суд Поволжского округа, пояснив, что возможность начисления амортизации не зависит от факта государственной регистрации прав налогоплательщика на недвижимое имущество. В Постановлении № Ф06-24568/2015 от 25.06.2014 суд отметил, что основанием для представления уточненной налоговой декларации послужило увеличение косвенных расходов на сумму амортизации и амортизационной премии в отношении объектов основных средств. Эти объекты были введены в эксплуатацию, но право собственности на них не было зарегистрировано. Между тем, начисление амортизации начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект введен в эксплуатацию. Причем вне зависимости от факта подачи документов на государственную регистрацию прав собственности на объект недвижимого имущества. Поскольку спорные объекты были введены в эксплуатацию в декабре 2009 года, то заявитель посчитал возможным увеличить расходную часть по налогу на прибыль за счет включения в нее амортизационных начислений, относящихся к 2010 и 2011 годам.

В ходе проверки налоговым органом установлено занижение налога на прибыль организаций в связи с неправомерным отражением в 2012 году в расходах амортизации и амортизационной премии по объектам основных средств, введенным в эксплуатацию в 2010 и 2011 гг. Здесь суд указал, что налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки (искажения), относящиеся к прошлым налоговым периодам. Также перерасчет возможен и в тех случаях, когда допущенные ошибки и искажения привели к излишней уплате налога. Как правильно указали суды, допущенные налогоплательщиком ошибки (искажения) привели к излишней уплате налога на прибыль за 2010 - 2011 гг. Включение амортизационной премии и амортизации по основным средствам, введенным в эксплуатацию в предыдущих налоговых периодах, в состав расходов по налогу на прибыль за 2012 год соответствует положениям НК РФ. Таким образом, суды пришли к правильному выводу, что налогоплательщик правомерно учел в 2012 году расходы в виде амортизации и амортизационной премии по объектам, введенным в эксплуатацию в 2010 и 2011 годах.

Налогоплательщик не вправе произвольно выбирать период для списания безнадежных долгов

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа признал, что налогоплательщиком неправомерно была отнесена в состав внереализационных расходов дебиторская задолженность, относящаяся к прошлым налоговым периодам. В Постановлении № А67-6309/2014 от 29.06.2015 суд указал, что к внереализационным расходам приравниваются, в частности, суммы безнадежных долгов. В случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, к внереализационным расходам относятся суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва. Безнадежными долгами признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности. Также безнадежными являются те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации. Исходя из этого, налогоплательщик вправе по истечении срока исковой давности отнести просроченную дебиторскую задолженность на внереализационные расходы как долги, нереальные ко взысканию. Однако это возможно в случае, если организацией не создан резерв по сомнительным долгам.

Дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, другие нереальные для взыскания долги списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации. Они могут относиться соответственно на счет средств резерва сомнительных долгов, либо на финансовые результаты коммерческой организации. Расходы, принимаемые для целей налогообложения признаются таковыми в том отчетном периоде, к которому они относятся. Причем независимо от времени фактической выплаты денежных средств. Следовательно, НК РФ не наделяет налогоплательщика правом на произвольный выбор налогового периода, в котором в состав внереализационных расходов включается безнадежная ко взысканию задолженность. Проведение инвентаризации имущества и обязательств обязательно перед составлением годовой бухгалтерской отчетности. Таким образом, налогоплательщик до окончания отчетного (налогового) периода должен провести инвентаризацию. По ее итогам плательщик обязан определить суммы дебиторской задолженности, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные ко взысканию, и произвести их списание.

Налогоплательщик может понести ответственность за действия своих контрагентов по сделкам

К такому выводу пришел Арбитражный суд Поволжского округа, признав, что в случае недобросовестности контрагентов налогоплательщик несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений. Так, в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость ввиду отсутствия надлежаще оформленных первичных бухгалтерских документов. В Постановлении № Ф06-24684/2015 от 26.06.2014 судьи пояснили, что само по себе заключение сделки с юридическим лицом, имеющим ИНН, банковский счет и адрес места нахождения, может свидетельствовать лишь о его регистрации в установленном законом порядке. Однако данное обстоятельство не является безусловным основанием для получения налоговой выгоды в виде налоговых вычетов либо признания расходов обоснованными. Если в момент выбора контрагента налогоплательщик надлежащим образом не осуществил проверку правоспособности данного юридического лица и полномочий его представителей, не удостоверился в достоверности представленных им или составленных с его участием документов, он лишается права на вычет.

По условиям делового оборота при осуществлении субъектами предпринимательской деятельности выбора контрагентов оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента. Кроме того, оцениваются риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов. Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки. Такие последствия не могут быть перенесены на федеральный бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат. Как указали суды, установленные инспекцией обстоятельства, подтвержденные доказательствами, в совокупности свидетельствуют об участии общества в создании схемы уклонения от налогообложения. Схема действовала путем создания видимости получения товара обществом и, как следствие, цепочки контрагентов, которые в дальнейшем обналичивали денежные средства. Следовательно, заключил суд, оснований для получения налоговой выгоды не имеется.

Ошибки, допущенные в налоговом требовании, не влекут его недействительность

Об этом заявил Арбитражный суд Поволжского округа, признав, что указание в требовании неверных реквизитов решения является формальным нарушением. Оно само по себе не может свидетельствовать о существенном нарушении прав и законных интересов налогоплательщика. Следовательно, оно не может являться основанием для признания недействительным требования об уплате налогов и пеней. В Постановлении № Ф06-23717/2015 от 10.06.2015 суд указал, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налога является основанием для направления налоговым органом налогоплательщику требования об уплате налога. Требованием об уплате налога признается направленное налогоплательщику письменное извещение о неуплаченной сумме налога, а также об обязанности уплатить в установленный срок неуплаченную сумму налога и соответствующие пени. Требование об уплате налога должно содержать сведения о сумме задолженности по налогу, размере пеней, начисленных на момент направления требования. Также оно должно содержать сведения о сроке уплаты налога, сроке исполнения требования. Кроме того, в нем содержатся сведения о мерах по взысканию налога и обеспечению исполнения обязанности по уплате налога, которые применяются в случае неисполнения требования налогоплательщиком.

Во всех случаях требование должно содержать подробные данные об основаниях взимания налога, а также ссылку на положения закона о налогах, которые устанавливают обязанность налогоплательщика уплатить налог. Требование об уплате налога должно быть направлено налогоплательщику не позднее трех месяцев после наступления срока уплаты налога. Требование об уплате налога может быть признано недействительным, только если оно не соответствует фактической обязанности налогоплательщика по уплате налога или если нарушения требований, предъявляемых к его содержанию, являются существенными. Под существенными нарушениями требований, предъявляемых к его содержанию, понимаются такие формальные нарушения, которые не позволяют достоверно установить наличие или отсутствие фактической обязанности налогоплательщика по уплате налога. При этом отдельные ошибки, допущенные при составлении требования, не относятся к существенным нарушениям.

В требовании об уплате налога может отсутствовать часть информации

К такому выводу пришел Арбитражный суд Северо-Западного округа, отклонив довод о том, что в требовании неправомерно было не указано основание взимания налога. Кроме того, в требовании отсутствовал налоговый период, за который образовалась задолженность, а сумма недоимки не соответствовала налоговой обязанности налогоплательщика. Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что направленное требование об уплате налога, сбора, пеней, штрафа выставлено с нарушением требований статьи 69 НК РФ. По мнению судей, указанная в требовании сумма подлежащих уплате пеней не соответствует фактической обязанности налогоплательщика по уплате налога. В Постановлении № А42-710/2014 от 29.06.2015 суд указал, что налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

В основе требования об уплате налога лежит либо решение, принятое по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки, либо представленная налогоплательщиком налоговая декларация, либо налоговое уведомление. Поэтому требование об уплате налога не может быть признано недействительным в связи с отсутствием в нем сведений, если такие сведения содержатся в других документах. Такие сведения могут содержаться соответственно в решении, налоговой декларации, налоговом уведомлении. Требование об уплате недоимок и пеней может быть признано недействительным, если оно не соответствует фактической обязанности налогоплательщика по их уплате. Материалами дела установлено, что требование содержит сведения о размере недоимки по налогу, сроке уплате, указан вид налога. Кроме того, в требовании налоговым органом указан расчет пеней, а также информация налогоплательщику о его праве при наличии разногласий провести сверку расчетов начисленных пеней. Кроме того, в требовании содержится ссылка на основание взимания пеней и ставку пеней. Отсутствие в требовании сведений о периоде возникновения задолженности не является безусловным основанием для отказа инспекции в удовлетворении заявленных требований.

Налогоплательщик не обязан обосновывать цели приобретения продукции

Об этом заявил Арбитражный суд Центрального округа, признав несостоятельным довод о том, что в целях получения налоговой выгоды налогоплательщик обязан представлять пояснения относительно цели приобретения товарно-материальных ценностей. В Постановлении № Ф10-1727/2015 от 29.06.2015 суд пояснил, что по НК РФ предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения. Разумеется, если налоговым органом не будет доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны и недостоверны. Налогоплательщиком не представлено пояснений относительно цели приобретения товарно-материальных ценностей. Кроме того, инспекция сослалась на отсутствие у заявителя реализации, трудовых ресурсов, затоваривание склада. Признавая безосновательными выводы инспекции, суды правомерно исходили из следующего.

Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственным органом решения, возлагается на данный государственный орган. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Судами установлено, что товарно-материальные ценности приобретены заявителем для производственной деятельности (ремонта помещений, изготовления продукции). Осуществление обществом производственной деятельности подтверждено также произведенным налоговым органом осмотром помещений и территорий, принадлежащих заявителю. Оценив положенные в основу решения инспекции выводы и представленные сторонами доказательства в обоснование своих позиций, суды сделали правомерный вывод об отсутствии у инспекции законных оснований для отказа налогоплательщику в возмещении НДС.

Признание договора недействительным не влечет доначисление налогов

К такому выводу пришел Арбитражный суд Центрального округа, отклонив довод о том, что недействительность договора является основанием для доначисления налога на имущество. В Постановлении № Ф10-2717/2014 от 29.06.2015 суд разъяснил, что обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных актом законодательства о налогах и сборах. Налогоплательщиками налога признаются организации, имеющие имущество, признаваемое объектом налогообложения. Объектами налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, в пользование, распоряжение, доверительное управление, внесенное в совместную деятельность или полученное по концессионному соглашению), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета. Налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые в их исполнение финансово-хозяйственные операции, отражаемые в бухгалтерском учете.

При этом налогообложению подвергается финансовый результат, формируемый по итогам налогового (отчетного) периода на основе данных регистров бухгалтерского учета, в том числе совокупности совершенных в этом периоде названных операций. Передав во исполнение договора купли-продажи спорные объекты недвижимости покупателю, общество отразило соответствующие операции в бухгалтерском учете, исключив переданное имущество из своих активов. В свою очередь, покупатель оприходовал приобретенное в собственность имущество, отразил его на балансе и использовал в хозяйственной деятельности. Признание договора купли-продажи недействительным не может повлечь возникновения у продавца и покупателя обязанности исказить в бухгалтерском учете реальные факты их хозяйственной деятельности. Поскольку договор купли-продажи был исполнен сторонами, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии у налогового органа правовых оснований для доначисления обществу налога на имущество организаций, пени и привлечения его к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ.

Налоговая инспекция не вправе требовать информацию, не относящуюся к проверке

Об этом заявил Арбитражный суд Центрального округа, пояснив, что у налогового органа не было законных оснований для осуществления мероприятий налогового контроля в виде сбора информации о третьих лицах, не относящейся к предмету проверки. В Постановлении № Ф10-1485/2015 от 09.06.2015 суд указал, что камеральная налоговая проверка проводится на основе налоговых деклараций и документов, представленных налогоплательщиком, а также других документов о деятельности налогоплательщика, имеющихся у налоговых органов. При подаче налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость, в которой заявлено право на возмещение налога, камеральная налоговая проверка проводится на основе налоговых деклараций и документов, представленных налогоплательщиком.

Судами установлено и не опровергнуто инспекцией, что в ходе проверки не было установлено обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика, или подтверждающих его осведомленность о нарушениях действующего законодательства, допущенных его поставщиком. Как правильно указали суды, неисполнение обязательств по сделке в установленный срок контрагентом налогоплательщика не свидетельствует ни об отказе от ее совершения, ни о нереальности сделки, в случае, если ни одна из сторон не оспаривает факт заключения сделки. Налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика документы, подтверждающие правомерность применения налоговых вычетов. При вынесении решения по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки не допускается использование доказательств, полученных с нарушением НК РФ. При проведении камеральной налоговой проверки налоговый орган не вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, если представление таких документов вместе с налоговой декларацией не предусмотрено законом.

Обзор от Сергея Виряскина