Материнский капитал на жилье — что не так?

Конституция Российской Федерации провозглашает Российскую Федерацию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и закрепляет, что в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства (статья 7), материнство и детство, семья находятся под защитой государства (статья 38, часть 1).

Одним из элементов многоаспектного механизма социальной поддержки семей, имеющих детей, является предоставление им возможности получить государственную поддержку за счет средств федерального бюджета в виде материнского (семейного) капитала в случае рождения второго и последующих детей. Как следует из Федерального закона от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (далее — Закон от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ), такая возможность предоставляется родителю второго или последующих детей начиная с 1 января 2007 года, если ранее они не воспользовались правом на дополнительные меры государственной поддержки (статьи 3 и 5). Право на дополнительные меры государственной поддержки в виде материнского капитала подтверждается выданным Пенсионным фондом России соответствующим государственным сертификатом.

Направленную на создание условий, обеспечивающих семьям-участникам программы достойную жизнь, программу по прошествии 8-летней реализации можно признать едва ли не самой удачной из всех подобных социальных затей государства. Именно поэтому, в общем, ничего, кроме положительной оценки (впрочем, как и любая дополнительная социальная помощь населению), она не заслуживает. При этом практика ее применения свидетельствует о том, что она отнюдь не лишена недостатков и просчетов, уменьшающих эффективность и приводящих к неоднозначному пониманию ее регулятивных норм.

Согласно Закону от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ, средства материнского капитала могут направляться на три цели: получение образования ребенком (детьми), формирование накопительной части трудовой пенсии матерей, а также улучшение жилищных условий, причем как в полном объеме либо по частям, так и одновременно по нескольким направлениям (части 3 и 4 статьи 7).

Настоящая работа посвящена порядку распоряжения средствами материнского (семейного) капитала на цели именно улучшения жилищных условий семьи, поскольку, помимо отраслевой близости к тематике издания, это является самым востребованным направлением реализации и в то же время, из-за многочисленных особенностей, самым проблемным из трех вариантов, предлагаемых законодателем.

Итак, согласно статье 10 Закона от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ, лицо, получившее государственный сертификат на материнский капитал, вправе использовать его на приобретение (строительство) жилого помещения, осуществляемое гражданами посредством совершения любых не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах (включая участие в долевом строительстве многоквартирного дома, в жилищных, жилищно-строительных и жилищных накопительных кооперативах), путем безналичного перечисления указанных средств организации, осуществляющей отчуждение (строительство) приобретаемого (строящегося) жилого помещения, либо физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения, либо организации, в том числе кредитной, предоставившей по кредитному договору (договору займа) денежные средства на указанные цели, а в случае самостоятельного строительства (реконструкции) путем перечисления указанных средств на банковский счет лица, получившего сертификат.

Другими словами, материнский капитал можно использовать на основании сделки купли-продажи жилого помещения как за счет своих средств, так и заимствованных, либо покупки строительных материалов, предназначенных для строительства или реконструкции жилого домовладения; сделки долевого участия в строительстве жилого помещения (переуступки прав по ней), либо участия в жилищных кооперативах, на основании которых у владельца сертификата после осуществления необходимых выплат возникнет право требовать передачи в собственность жилого помещения.

Действующие взаимосвязанные нормы законодательства позволяют не осуществлять финансирование за счет материнского капитала при использовании иных, нередко применяемых сегодня на рынке правовых конструкций приобретения жилья (как например, предварительный договор, вексельные и заемные обязательства, договор простого товарищества). Это связано с тем, что приобретение гражданами жилых помещений посредством указанных моделей принято считать подменными схемами, что с позиции положений ст. 10 ГК РФ должно рассматриваться как обход закона с противоправной целью. (Интересно, что подобные формы приобретения недвижимости юридическими лицами вполне допустимы и не возбраняются правоприменителем).

Таким образом, материнский капитал является дополнительной мерой социальной поддержки семей, имеющих детей, которая предоставляется за счет средств федерального бюджета в случае рождения в семье (усыновления) второго и последующих детей в период с 1 января 2007 года по 31 декабря 2016 года в твердой сумме (которая ежегодно пересматривается с учетом роста инфляции и на 2015 год составляет 453 026 рублей1) без учета возраста родителей и которая может быть использована, в частности, на улучшение жилищных условий, причем независимо от факта признания семьи нуждающейся в жилом помещении.

Все это дополняется закрепленными действующим законодательством обязательными требованиями при выборе варианта улучшения жилищных условий, которые нам предстоит рассмотреть:

  • приобретаемое с использованием средств материнского (семейного) капитала жилое помещение должно находиться только на территории Российской Федерации (ч. 3 ст. 10 Закона от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ);
  • распоряжаться средствами материнского капитала можно не ранее чем по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) ребенка, которое явилось основанием для его выдачи (ч. 7 ст. 3 и ч. 6 ст. 7 Закона от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ).
  • жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств материнского капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению (п. 4 ст. 10 Закона от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ).

Если первое требование хоть как-то соотносится со здравым смыслом, то второе явно идет вразрез с ним. Очевидно, что установление в законе любого срока, замораживающего возможность распорядиться материнским капиталов, не отвечает его основным целям и тем самым не позволяет обеспечить своевременную государственную поддержку семьям, имеющим детей. Более того, при наличии у государства не ограниченной ничем возможности вернуть у недобросовестных родителей, необоснованно обогатившихся, средства материнского капитала, такое ограничение является, как нам представляется, неоправданным и избыточным.

Благо, из него Законом от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ предусмотрено, по крайней мере, одно исключение (ч. 6.1 ст. 7): на погашение основного долга и уплаты процентов по кредитам или займам на приобретение (строительство) жилого помещения законодательство устанавливает льготный режим — средства материнского капитала можно направить на них сразу же после получения сертификата.

Отдельного внимания заслуживает представленное нами заключительное требование законодателя об оформлении приобретенного жилья в общую собственность родителей и детей. Во исполнение этого предписания в Постановлении Правительства Российской Федерации от 12.12.2007 № 862, утверждающем Правила направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий (далее — Правила), вне зависимости от оснований распоряжения материнским капиталом предусмотрена необходимость представления засвидетельствованного в установленном законодательством Российской Федерации порядке (на практике исключительно в нотариальном — уточнение автора) письменное обязательство лица, получившего сертификат, в течение 6 месяцев после вступления во владение жилым помещением (либо с момента распоряжения материнским капиталом, если он направлен на погашение ранее выданных кредитов), приобретенным (построенным, реконструированным) с использованием средств материнского капитала, оформить в общую собственность супругов и всех детей с определением размера долей по соглашению.

Исходя из этого, следует, что неоформление (или уклонение от оформления) жилого помещения в общую собственность супруга и детей в указанный в обязательстве период может являться основанием для признания сделки по приобретению такого помещения, в силу статей 168 и 422 ГК РФ, недействительной.

Реализуя данное законоположение, правоприменитель порой пренебрегает важнейшей оговоркой, связанной с порядком определения размера долей таких сособственников и интерпретирует его по-своему. Отдельные территориальные подразделения Пенсионного фонда, призванные реализовывать указанные дополнительные меры государственной поддержки, неофициально вынуждают лиц, обратившихся с заявлением о распоряжении сертификатом, представить письменное обязательство с указанием размера доли, подлежащей передаче детям. Так, Верховный суд Республики Башкортостан своим определением от 12.08.2014 по делу № 33-11212/2014 признал законным решение Советского районного суда г. Уфы от 19 декабря 2013 года, обязывающее лицо, распорядившееся материнским капиталом, исполнить обязательство по оформлению приобретенной квартиры в равнодолевую собственность с супругом и детьми, поскольку обязательство было оформлено именно в такой форме.

Между тем, действующее законодательство прямо предусматривает возможность оформления жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского капитала, в общую собственность родителей и их детей и, соответственно, достижения согласия лишь в течение 6 месяцев после наступления определенных правовых событий (пп. «г» п. 8, пп. «в» п. 9, пп. «в» п. 10, пп. «д» п. 11, пп. «в» п. 12, пп. «ж» п. 13 Правил). До наступления указанных обстоятельств такое помещение не признается общей собственностью.

Иными словами, приобретение жилого помещения с использованием средств материнского капитала не влечет за собой безусловного возникновения на него права собственности у лиц, не указанных в договоре в качестве приобретателя, и обусловлено наступлением определенных обстоятельств. При ненаступлении таких обстоятельств обязанность оформления помещения в общую собственность не возникает, в связи с чем и достигнутые соглашения по выделению долей могут быть пересмотрены.

Такой вывод отчасти находит свое подтверждение в апелляционном определении Омского областного суда по делу № 33-5610/2014, которым признан правомерным отказ в удовлетворении иска о признании права общей долевой собственности на квартиру, так как право собственности на спорную квартиру не возникло, срок исполнения обязательства, данного ответчиком, не наступил при заключении договора купли-продажи, равно как и условия, предусмотренные пп. «ж» п. 13 Правил.

Как уже отмечалось, по закону размеры долей должны определяться по соглашению между сособственниками. Это означает, что де-факто они определяются по решению родителей, причем законодательство никак не ограничивает нижние пределы, то есть доля «менее любимого» ребенка (детей), конечно же, по итогам достигнутого соглашения, предположительно может составить «неприлично» маленький процент (например — 0,01 %). Это, в свою очередь, как одно из необходимых условий, в силу части 4 ст. 252 ГК РФ, создаст предпосылки в будущем инициировать принудительный выкуп подобной незначительной доли.

Становится очевидным, что достижение чуть ли не самой важной цели законодателя при распоряжении материнским капиталом на улучшение жилищных условий — обеспечение прав детей на жилье в последующем — отдано исключительно на откуп родителям, среди которых время от времени встречаются не совсем добросовестные личности.

Во избежание связанных с этим угроз интересам детей, представляется целесообразным законодательно определить минимально возможную долю в праве общей собственности на жилое помещение, выделяемую детям, пропорциональную сумме использованного материнского капитала по отношению к общей стоимости приобретенного помещения. Арифметически это будет выглядеть следующим образом.

К примеру, если стоимость квартиры, приобретаемой семьей (состоящей из родителей и 2 детей) с использованием материнского капитала в размере 453 026 рублей, составила 4 530 260 рублей, то государство может обязать таких родителей передать в собственность каждого ребенка по 1/20 доли в общей долевой собственности на квартиру, что, как представляется, обеспечит баланс частных и публичных интересов, а также будет в полной мере соответствовать принципу справедливости.

Раз уж речь зашла о справедливости и достижении максимального эффекта от дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих детей, пожалуй, следовало бы, помимо ежегодной индексации размера материнского капитала, при направлении на улучшение жилищных условий предусмотреть на законодательном уровне для отдельных регионов использование поправочного коэффициента с учетом места (региона) проживания семьи и распоряжения капиталом. Ни для кого не секрет, что 450 000 рублей, выделяемых в Москве и в республиках Калмыкия либо Ингушетии, — не одно и то же. Иначе в регионах с высокой стоимостью жилья использовать средства материнского капитала на улучшение жилищных условий будет крайне затруднительно, а при применении предложенного нами механизма распределения долей в праве собственности московским детям всегда будет доставаться меньше доли в праве собственности приобретаемого жилья и, соответственно, меньше прав, чем детям Калмыкии и Ингушетии.

Тем более что применение подобных поправочных коэффициентов многократно апробировалось на иных формах субсидирования государством улучшения жилищных условий отдельных категорий граждан2 и успешно себя зарекомендовало.

  • В начале программы в 2007 году размер материнского капитала составлял 250 000,0 рублей (ст. 6 Закона); в 2008 году по итогам индексации на 10,5 % ― 276 250,0 руб.; в 2009 ― 312 162,5 руб. (13 %); в 2010 ― 343 378,8 руб. (10 %); в 2011 ― 365 698,4 руб. (6,5 %); в 2012 – 387 640,3 руб. (6 %); в 2013 — 408 960,5 руб. (5,4 %); в 2014 – 429 408,5 руб. (5 %); в 2015 – 453 026,0 руб. (5,5 %).
  • П. 14 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы», утв. Постановлением Правительства РФ от 21.03.2006 № 153; п. 26 Правил предоставления федеральным государственным гражданским служащим единовременной субсидии на приобретение жилого помещения и Приложение к ним, утв. Постановлением Правительства РФ от 27.01.2009 № 63; п. 21 Правил предоставления сотрудникам органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ единовременной социальной выплаты на приобретение жилого помещения и Приложение к ним, утв. Постановлением Правительства РФ от 06.09.2011 № 747; п. 22 Правил предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам, проходящим службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органах Российской Федерации и Приложение к ним, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 24.04.2013 № 369.

Источник: журнал "Жилищное право"

Виктор Михайлов, кандидат юридических наук, Государственный советник РФ 1 класса